АиФ Кухня

10 616 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей Седой
    Что, плохо покупают???Осенняя экзотика....
  • Виктор Шиховцев
    Обычная пастеризация заключается в очень быстром нагреве молока до 60-70 градусов и потом таком же быстром его охлажд...Что такое ультрап...
  • Bunick Бутов
    пишешь, что "доля в мировом производстве выростает", а цифры - на понижение. Пишем "от балды"?Что известно об «...

«Там ужас, такое вообще бодяжат». Как купить настоящий башкирский мёд?

«Там ужас, такое вообще бодяжат». Как купить настоящий башкирский мёд?

— Приезжаю я в Москву на ярмарку, смотрю — э, да я тут один стою с настоящим башкирским мёдом, — смеётся пчеловод Зиннур Тухватуллин, водя меня по пасеке близ села Архангельское. — У многих продавцов документы выправлены правильные, сертификаты красивые, но этот мёд не башкирский: он из Армении, Украины, Киргизии. Я стал возмущаться — меня к чёрту с ярмарки погнали. Вот и сами судите, ага.

Уникальный мёд Башкортостана — бренд ещё со времён средневековья: когда башкиры присягнули на верность царю Ивану Грозному — ясак (налог) они выплачивали в том числе и этим сладким продуктом. При советской власти пчеловодство Башкирской АССР гремело на весь Союз, и товар считался дефицитным. Трудностям с покупкой заветных баночек посвящена написанная в восьмидесятых песня Юрия Шевчука — «Друг из-под полы мне достаёт грузинский чай, башкирский мёд». Так как же именно производят этот знаменитый мёд, часто ли его подделывают в других местах, да и вообще — почему он такой вкусный? Во всех этих сложностях попытался разобраться обозреватель «АиФ».

«Люди продукт не понимают»

— Подделок, конечно, полно, — соглашается президент Межрегиональной ассоциации переработчиков мёда Ришат Галеев. — Взять хотя бы бурзянский бортевой мёд (он достаётся из пчелиных сот в дуплах деревьев — Авт.

) — в лучшие годы в Башкирии его добывали 3 тонны, а на рынках продают все 20 тонн. Люди, к сожалению, в продукте не разбираются. Скажем, подсолнечный или рапсовый мёд мы в пчеловодстве вообще за мёд не считаем: он технический, годится сугубо для кондитерских изделий, стоит всего 90 рублей за килограмм. Рапсовый белый — вот его часто за липовый выдают, хотя «липа» — это уже 500-600 рублей кило. Я в Белоруссию ездил — там всё завалено банками «башкирского» мёда — а ведь Башкирия столько не производит, чтобы ещё и в СНГ продавать. Мы обычно берём мёд у честных производителей, но каждую партию обязательно отправляем на анализ — пыльцу проверяем: состав и район сразу виден.

Чисто башкирская «фишка»

«Один торговец мне хвастался, как людей обманул, — с возмущением рассказывает предпринимательница из Уфы Диляра Гильфанова. — Добавил ароматизатор липы в самый дешёвый подсолнечный мёд — и продал 500 килограммов в Москве как "башкирский липовый". Ещё и гордился — вот, москвичей облапошил». В то же время, как утверждает Ришат Галеев, сладкую продукцию разбавляли и при СССР: «Тут мне две баночки нашего мёда 1982 года выпуска привезли по случаю. Отдал на анализ — оказывается, он смешанный, к нему добавлен недорогой хлопковый мёд из Узбекистана. А мы-то думали, что советские стандарты по продуктам — самые лучшие...всякое бывало».

Но в любом случае, подделки просто из сахара и патоки нынче уже не делают — сахар вздорожал, а пчеловодство в Башкирии резко увеличило популярность. Количество произведённого мёда неуклонно растёт: сейчас это в среднем 6-7 тысяч тонн ежегодно. Зачастую, возле деревенских домов просто стоят 3-5 ульев — люди держат пчёл сугубо для себя: хотя и профессиональных пасечников в Башкирии тоже всё больше и больше. «У кого маленькая халупа в деревне есть, там фактически у каждого пасека, — смеётся местная жительница Марина Ахметзянова. — Пчёлами спокон веку занимаются, это чисто башкирская «фишка». В результате, цены на мёд поползли вниз: как огорчаются продавцы, и липовый, и гречишный пасечники умоляют взять по 300 рублей кило. Дешевизной многие недовольны. «Я тридцать лет занимаюсь мёдом, у меня три внука, и вот что я вам скажу — они производить уже ничего не будут! — возмущается фермер Мансур на Центральном рынке Уфы. — Заработать на жизнь тяжко, мёд меньше едят, людям неинтересно!».

«Осы их прикончили»

Я попробовал разные сорта на самих пасеках в Башкирии, и действительно, вкус уникальный. Вот серьёзно — правда не ожидал, что виды мёда запросто отличаешь с закрытыми глазами, настолько они разные. Для меня обычно — ну мёд и мёд. А тут прямо взрыв ощущений на языке. Липовый — деликатный, пахнет ванилью. Гречишный — чуть горчит, но это даже пикантно. Донниковый (есть такое растение) — тоже очень душистый. Бортевой (из дупла) упаковывается в банки вместе с воском, и он самый дорогой: от 5000 и до 12 000 (!) рублей за килограмм. Пробуешь, аж неохота отрываться — такой продукт считается «диким», благо пчёлы собирают пыльцу в чаще леса, с дикорастущих трав и кустарников. Именно этот мёд чаще всего подделывают по отработанной схеме — мешают подсолнечный с рапсовым, добавляют восковые соты, пергу (корм для пчёл, так называемый «пчелиный хлеб»), и ставят на прилавки по 2 000 рублей за кило, типа внезапные скидки. «Там ужас, — горестно цокает языком пасечник Ахмет. — «Такое вообще бодяжат!». А нашим-то небогатым людям, увы, главное — чтобы дёшево. Хотя высокая цена бортевого мёда понятна, добыть его отнюдь непросто. Пчеловод Фанис Халилов показал мне, как он используя зарубки на стволе дерева, забирается на сосну и достаёт из дупла соты. Приходится подстраховывать себя верёвкой, чтобы не упасть с высоты. В заповеднике Шульган-Таш и в национальном парке «Башкирия» сохраняют тёмных лесных пчёл, приносящих мёд с особым нежным привкусом. В основном же среди башкирских пасечников популярна среднерусская пчела — он злая (подойдёшь к ульям — сразу угрожающее жужжанье), но медоносная, и способна выдержать морозы...в минус 45 градусов! Однако, не всё так гладко — у пчёл в природе полно естественных врагов, и устроителям пасек приходится с ними бороться. «Видите, все пчёлы мёртвые, — огорчённо вздыхает Фанис Халилов, открыв колоду на пасеке. — Это осы их прикончили, чтобы мёд стащить. Кстати, реальная беда у нас с кавказской породой пчёл — они ленивые, мало мёда запасают. Зато всегда рады ограбить другие ульи — матку пчелиную убивают, забирают».

«Пригласить охотника, убить медведя»

— Да ладно бы ещё это! — разводит руками производитель бортевого мёда близ села Архангельское Руслан Шагидуллин, продающий свою продукцию через Интернет. — Ко мне на пасеку медведь из леса повадился ходить, несколько колод разорил. И что с ним делать? Застрелить — лицензия нужна. Пока её получишь, пока охотника пригласишь — неделя пройдёт. А медведь всё это время появляется, и мёд мой лопает спокойно.

Фермер Фанис Халилов демонстрирует, как он откачивает бортевой мёд — вручную, никакой автоматизации. У него есть специальное родовое клеймо — тамга: его пчеловоды ставят на деревья. Ещё до середины XX века в Башкирии не было обычных ульев — мёд добывали сугубо методом бортничества. Среднерусская пчела живёт летом всего 40 дней, из них она собирает мёд только 2 недели — каждое насекомое приносит примерно одну ложку. И пока вкусная баночка окажется на нашем столе, ей предстоит пройти через множество потрясений. Как в мёд могут попасть антибиотики и пестициды? Сколько зарабатывает обычный пасечник? Как покупателю отличить мёд от подделки, и откуда медовая мафия тайно завозит в Башкирию пчёл-«гастарбайтеров»? Читайте завтра продолжение на АиФ.ru.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх